Загрузка ...
Назад

Комментарий Михаила Кузина, портфельного управляющего УК «Райффайзен Капитал»

Портал «Нефть Капитал»

Стресс-тесты и ожидания Центробанка

В своем негативном сценарии Центробанк планирует падение цены на нефть до $35 за баррель в следующем году

Пугать рынок и проводить стресс-тесты на тему «А вы дустом его не пробовали?» очень в духе нашего мегарегулятора. Зампред Банка России Ксения Юдаева на днях удивила нефтяной и финансовый рынок, высказав мнение, что ЦБ считает допустимым падение нефти до отметки $35 за баррель в 2019 г. при условии введения жесткого варианта санкций против России со стороны США. Специалисты отмечают, что ЦБ «не ждет апокалипсиса», а пытается прогнозировать выживание экономики страны.

Ксения Юдаева сообщила, что в негативном сценарии Центробанк исходит из предположения, что цена на нефть в 2019 г. может упасть до $35 за баррель, а санкции в отношении России усилятся. В этой ситуации Банк России не сможет наращивать золотовалютные резервы. Падение цены на нефть в рисковом сценарии Центробанка предполагается в 2019 г. с сохранением на низком уровне в дальнейшем. Это приведет к ускорению инфляции и отрицательным темпам роста ВВП России.

Вероятность падения цен на нефть с текущих $85 до $35 в течение следующих 12 месяцев невелика, отмечает портфельный управляющий УК «Райффайзен Капитал» Михаил Кузин. По его словам, рынок уже пережил резкое падение цен 4 года назад и мы живем уже в иных реалиях – страны-производители скоординировали свои действия и помогли рынку стать равновесным. «ЦБ занимается стресс-тестированием, и не надо эти значения воспринимать как прогноз, это некий минимальный уровень возможной цены», – уверен Кузин.

«Сценарий возврата нефти к $35 кажется нам стрессовым, для его реализации необходимо совпадение нескольких критических условий как геополитического, так и экономического характера. Это бескровная революция в Иране, мир на Ближнем Востоке, снятие санкций с России в области геополитики. В экономическом аспекте – рецессия в мире, коллапс крупной экономики размера китайской», – рассуждает руководитель отдела управления бумагами с фиксированной доходностью УК «Открытие» Дмитрий Космодемьянский.

Обычно совпадения таких масштабов бывают раз в 15-20 лет, добавляет он. Стоит ли готовиться к такому событийному ряду как к реалистичному сценарию, задается вопросом эксперт. «Мы не уверены», – отмечает Космодемьянский.

Пока вероятность такого сценария небольшая, соглашается с Кузиным и Космодемьянским заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева. Но ЦБ РФ обязан рассматривать все варианты развития событий и предупреждать об этом правительство. Вот он их и рассматривает.

Центробанк моделирует вероятность реализации различных среднесрочных экономических сценариев, среди которых рассматривается даже настолько экстремальный вариант, говорит старший риск-менеджер ИК «Алго Капитал» Виталий Манжос. Более того, гипотетическое моделирование подобной ситуации предполагает, что уже сейчас рассматриваются способы купирования негативного эффекта на российскую экономику.

«При снижении цен на нефть регулятор начнет повышать ставку, это сдержит рубль от сильного падения. При столь низких ценах и вмешательстве регулятора курс доллара может достигнуть 75-80 руб., а курс евро – 85-90 руб.», – считает Кокорева.

Мы наблюдали фьючерсы на Brent в районе ценового уровня $35 за баррель и ниже в январе 2016 г., напоминает Манжос. В то время официальный курс доллара США, по данным Центробанка, двигался в достаточно широком диапазоне от 75,2 до 83,6 руб. Таким образом, при вдвое более низкой стоимости нефти российский рубль был слабее нынешнего уровня примерно на 12-25%.

При максимально негативном сценарии, подразумевающем сильное падение цен на нефть в сочетании с жесткими внешними санкциями, доллар вполне может подорожать до уровня 80-90 руб. Если падение цен на нефть до уровня $30-35 окажется устойчивым и продолжительным, вероятно ослабление курса российской валюты до уровня 100 руб. за доллар.

Но Космодемьянский напоминает, что чем жестче санкции, тем выше цена на нефть, а чем выше цена на нефть, тем выше курс рубля. И рассуждать о возможной цене рубля – занятие бессмысленное.

Новые санкции затормозят развитие экономики России

С каждыми новыми санкциями и другими негативными событиями российской экономике все сложнее и сложнее развиваться и восстанавливаться. В последние месяцы мы наглядно увидели, как очередной скачок курса доллара на фоне новых санкций привел к ухудшению макроэкономических показателей. Избежать воздействия внешних факторов наша страна не в силах из-за открытой модели экономики, напоминает Кокорева.

Юдаева также озвучила еще два возможных сценария развития событий.

«Базовый сценарий ЦБ предполагает снижение цен на нефть марки Urals с текущего уровня выше $70 за баррель до $55 в среднем в 2020-2021 гг. Еще один сценарий предполагает неизменные цены на нефть $70 за баррель», – сказала зампред ЦБ.

«Думаю, ориентироваться стоит на базовый сценарий, он является максимально приближенным к рыночным условиям, хотя и консервативен», – говорит Кокорева.

Курс национальной валюты не будет выше 70 руб. за доллар в течение продолжительного периода даже при падении цен на нефть в район $70 за баррель. Хотя локально может быть протестирован уровень 73 руб. за доллар, считает Космодемьянский.

Цена 4,9 тыс. руб. за баррель сильно выше балансирующего бюджет РФ значения, и в среднесрочной перспективе при отсутствии политического негатива рубль будет стабилен или даже укрепится, полагает он.

Исходя из среднесрочной технической картины, во фьючерсах на Brent продолжает развиваться среднесрочное восходящее движение. Какие-либо признаки разворота указанного тренда пока отсутствуют, обращает внимание Манжос.

Поэтому в ближайшие несколько месяцев указанные контракты с большой долей вероятности будут двигаться в диапазоне $70-90.

Вовсе не исключен и заход этих фьючерсов в район $100 и выше. При таком сценарии курс доллара может удержаться в районе 60-75 руб.

Но, в отличие от Космодемьянского, Манжос считает необходимым понимать, что среднесрочные риски для российской валюты связаны не с динамикой нефтяного рынка, а с тем, насколько серьезными и болезненными станут обещанные санкции США. И нельзя исключать дальнейшего ослабления рубля даже при высоких ценах на углеводороды.

ЦБ закладывает в консервативный сценарий и достаточно низкую среднегодовую цену на нефть, высокий уровень инфляции, скромные темпы роста ВВП и прочее, принимая во внимание возможное усиление санкций, налоговый маневр и прочие меры правительства, которые будут приняты в ближайшие годы для реализации указов президента, делает обобщение Кокорева.

Прогнозировать цены на нефть на горизонте в 2-3 года в нынешних реалиях не представляется возможным, так как за это время среднесрочный восходящий тренд может оказаться сломлен и возобновлен, говорит Манжос.

Снимут ли санкции США с Ирана и отразится ли это на цене нефти?

Такая же неблагодарная работа – оценивать вероятность снятия санкций с Ирана, говорит Кузин. Желающих вернуть санкции немного, это личная инициатива Трампа, а он умеет менять свою позицию на 180 градусов. ОПЕК приняла решение не повышать квоты, и это хорошо для баланса нефти в мире в случае возвращения Ирана на рынок, добавляет Кузин.

Иран все равно продолжит продавать свою нефть ограниченному кругу покупателей.

Об этом напоминает рисковик ИК «Алго Капитал». Например, президент Турции Эрдоган заявлял, что его страна не планирует отказываться от иранской нефти в угоду США. Найдутся и другие покупатели, не столь зависимые от политической воли Соединенных Штатов.

Манжос также полагает, что у представителей нефтяной отрасли нет единого мнения, насколько быстро они смогут компенсировать выпадающие объемы со стороны Ирана и Венесуэлы.

Но существующие технологии не позволяют резко наращивать или сокращать текущие уровни добычи в угоду политической конъюнктуре.

Не стоит забывать, что цены на черное золото в значительной степени зависят от непредсказуемых на таком временном горизонте геополитических факторов. Можно лишь констатировать, что рост международной политической напряженности играет в пользу нефтяных «быков», то есть тренд у нас сегодня повышательный, добавляет Манжос.

«Мы считаем, что снятие санкций с Ирана может произойти в двух случаях: в США президентом станет кандидат от Демократической партии, что маловероятно по крайней мере до 2028 г., или рухнет режим аятолл в самом Иране. Однако пока власть в Исламской Республике выглядит весьма стабильной», – отмечает Космодемьянский

Ссылка на источник

Предыдущая статья
Комментарий Константина Кирпичева, начальника управления продаж и маркетинга УК «Райффайзен Капитал»
18.10.2017
Следующая статья
Комментарий Константина Кирпичева, начальника управления продаж и маркетинга «Райффайзен Капитал»
05.10.2018

Задать вопрос

Оставьте отзыв о работе сайта

Спасибо!

Ваше сообщение успешно отправлено.

Спасибо!

Ваша подписка была успешно обновлена!

На вашу почту отправлено письмо с подтверждением подписки!