Загрузка ...
Назад

Комментарий Владимира Веденеева, начальника управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал»

Портал «Нефть и Капитал»

По силам ли уйти от доллара в расчетах за нефть?

Отход от расчетов в долларах давно назрел, так как доля США в мировой экономике сильно упала, а массовое использование доллара в качестве расчетной валюты стало невыгодно даже американцам

Несмотря на то, что традиционно мир ориентируется на расчеты за нефть в долларах США, котировки нефти Brent, складывающиеся в системе Platts, уже не отражают реальную цену на нефть на мировом рынке. Стоит ли России сделать попытку перейти в расчетах на нефтеевро или нефтеюань?

Доллар становится все более «рисковым инструментом», даже невзирая на то, что его принято считать мировой валютой, через которую, как правило, и идут все мировые расчеты. Об этом сообщил первый вице-премьер и министр финансов России Антон Силуанов в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» на канале «Россия-1» в минувшие выходные.

Силуанов не исключил, что при торговле нефтью возможен переход на национальные валюты.

«Не исключено. Мы существенно уменьшили вложения наших резервов в американские активы. По сути, уже доллар, который считался мировой валютой…, становится рисковым инструментом для расчетов»,

– сказал министр.

При решении вопроса об отходе от доллара как валюты расчетов остро стоит проблема, в какой единице рассчитывать контракты на основной российский экспортный товар – нефть.

Россия, являясь одним из крупнейших производителей и поставщиков нефти на мировой рынок, до сих ориентируется на цену товара, сложившуюся на зарубежных торговых площадках. При этом мы добываем нефть марки Urals, а опираемся на цену нефти марки Brent. Почему сложилась такая ситуация?

Brent – это корзина из пяти сортов нефти, и физические объемы добычи этих марок падают, так как сырьевая база истощается. Изначально были марки Brent, Osoberg, Ekofisk и Fortis; эти четыре сорта в сумме дают менее 1 млн баррелей в день. Сложившаяся практика продажи российской нефти выглядит так. Нефть продается по формуле цены, которая определяется как среднее арифметическое котировок dated Brent агентства Platts за месяц – от этой цены вычитается дисконт. То есть контракт заключается в одну дату, а возможность посчитать цену контракта появляется по истечении месяца.

В итоге получается, что, когда кому-то нужно купить танкер нефти, торгуется даже не сама цена на нефть, а размер дисконта от этой цены.

В системе Platts есть так называемое окно. В нем регистрируются физические сделки по продаже нефти. Но это не биржевая система, это так называемое индикативное окно. В нем нефтяной брокер может сообщить, что он совершил определенную сделку. Но делать он это не обязан – как и не обязан раскрывать никакие дополнительные условия этой сделки. Самое интересное в том, что реальных сделок в этом окне не бывает днями и неделями.

Нельзя сказать, что агентство Platts не делало никаких попыток исправить ситуацию. В корзину был добавлен пятый сорт нефти – Troll. То есть корзина стала BOEFT. Этот сорт нефти добывает и на своем же заводе перерабатывает компания Statoil. Существующая ситуация такова: сделки в окне системы Platts заключаются один раз в три дня (8 сделок в месяц). Это очень мало для того, чтобы быть всемирно признанной и уважаемой котировальной площадкой.

Кроме того, в январе 2018 года на нефтепроводе нефти марки Fortis – а это самый большой поток, входящий в корзину Brent, – произошло ЧП. В трубе появилась трещина, и поток нефти остановили. С котировкой Brent случился коллапс: ее физически стало не по чему считать – сделок нет.

Минэкономразвития опубликовало статистику за 2016 и 2017 годы, из которой ясно, что цена на нефть Urals гуляет туда-сюда примерно на $20-40 с тонны. И, конечно же, не в нашу пользу.

Питер делает попытку формировать свою котировку

При таком положении дел Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ) предпринимает ряд попыток по развитию рынка нефти марки Urals и по созданию общепризнанной котировки цены на эту нефть.

Россия добывает более 530 млн тонн нефти в год, примерно 250 млн тонн идут на экспорт. Большая часть нефти вывозится в западном направлении – она переваливается в портах Приморск, Усть-Луга, Новороссийск на танкеры или уходит по нефтепроводу «Дружба».

Может быть, России стоит при расчете со своими международными контрагентами перейти на котировки в рублях?

Оксана Лукичева, аналитик по товарным рынкам компании «Открытие Брокер», говорит, что пока объемы торгов на СПбМТСБ контрактами нефти сорта Urals крайне малы, что неудивительно, так как основные объемы нефти продолжают продаваться через тендеры, по долгосрочным контрактам.

Свободных объемов нефти, особенно в условиях сделки ОПЕК+, крайне мало, что тормозит развитие биржевой торговли. Внутренний рынок нефти и нефтепродуктов в России довольно узок и очень монополизирован, что также затрудняет развитие биржевых торгов.

«В общем, рынок нефти сорта Urals по-прежнему формируется в зависимости от мирового спроса, тендеров, а также через определение дифференциалов к сорту Brent», – сокрушается Лукичева.

Аналитик добавляет, что, возможно, в будущем ситуация с торговлей нефтью на бирже в России изменится, но для этого необходима смена системы контрактации продаж нефти, то есть слом старой системы продаж, чего не бывает без напряженности и потерь.

Владимир Веденеев, начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал», отмечает, что основным вопросом в переходе на рубли в расчетах за нефть является готовность покупателей работать по такой схеме. Традиционно ценообразование на большинство сырьевых товаров происходит в долларах.

«Учитывая то, что основными покупателями российской нефти и нефтепродуктов выступают Европа и Китай, логично предполагать, что в качестве компромисса покупатели могут предложить российским нефтяным компаниям расчеты в евро и юанях. При этом ценообразование так и будет происходить в долларах, а в момент сделок цена будет конвертироваться в другую валюту по текущему кросс-курсу. Особых выгод для компаний и для России я в этом не вижу»,

– говорит Веденеев.

Что же касается первого вице-премьера Силуанова, то по поводу расчетов за нефть в рублях он, похоже, не говорил, зато заявил о необходимости ухода от нефтедоллара в нефтеевро и нефтеюань. Частично соглашается с Силуановым Лукичева.

Как бы то ни было, отход от расчетов в долларах давно назрел, так как доля США в мировой экономике сильно упала, а массовое использование доллара в качестве расчетной валюты стало невыгодно даже американцам, говорит аналитик «Открытия». Более того, использование США своей валюты в качестве оружия, приводящее к разрушению систем региональных платежей, порождает законное желание избавиться от данного риска, полагает Лукичева. Таким образом, необходимо использовать в качестве платежей другие валюты. Платежные системы это делать позволяют, осталось найти политическую волю, и, похоже, скоро процесс отказа от доллара в расчетах ускорится.

К подобным действиям призывает президент Турции Эрдоган, об этом говорили представители индийского бизнеса, активно лоббируют переход на расчеты в юанях и китайские бизнесмены. Эксперт резюмирует:

"Процесс надо развивать, иначе мировую экономику может настичь коллапс платежей из-за снижения объема долларов в системе".

Уход от долларовых расчетов, по сути, никак не повлияет на бизнес компаний, возможно, лишь усложнит управление денежными потоками, поскольку они будут идти в разных валютах, обращает внимание Веденеев.

Ссылка на источник

Предыдущая статья
Комментарий Владимира Веденеева, начальника управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал»
21.08.2018
Следующая статья
Комментарий Владимира Веденеева, начальника управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал»
15.08.2018

Задать вопрос

Оставьте отзыв о работе сайта

Спасибо!

Ваше сообщение успешно отправлено.

Спасибо!

Ваша подписка была успешно обновлена!

На вашу почту отправлено письмо с подтверждением подписки!